Как довольствоваться малым и быть счастливым

Грэхэм Хилл делится с нами опытом как меньше привязываться к материальному и стать гораздо счастливее:

Я живу в студии площадью в 420 квадратных футов (39 кв.м.). Я сплю в кровати, которая складывается в стену. У меня всего шесть рубашек. 10 мисок, я использую их и для салатов, и для основных блюд. Когда ко мне приходят на ужин, я прибегаю к помощи своего раскладывающегося стола. У меня нет ни одного DVD или компакт-диска, а книг у меня всего 10% от былой коллекции.

От той жизни, которой я жил в конце 90-х, когда на меня обрушился поток денег с моего старт-апа, я купил гигантский забитый вещами, гаджетами, электроникой и автомобилями дом.

И так вышло, что эти вещи во многом определяли мою жизнь, вещи, которые я потреблял, стали потреблять меня. У меня были нетипичные обстоятельства (не каждый ведь получает кучу денег через интернет в возрасте младше 30), а вот отношения с материальным  у меня оказались весьма типичные.

Мы живем в мире, пресыщенном вещами, мире забитых коробками супермаркетов, возможностью покупать в любое время при помощи онлайн-шоппинга. Члены любой социально-экономической группы могут забить свой дом вещами под завязку.

Но нет никаких доказательств, что какая-то из вещей делает человека счастливее, а вот обратное может быть правдой.

В моем случае на то, чтобы избавиться от всего несущественного хлама, мне потребовалось 15 лет жизни, большая любовь и множество путешествий. И тогда я смог начать жить куда более богатой, полной и насыщенной жизнью без всего этого хлама.

Все началось в 1998 году в Сиэтле, мы с партнером продали нашу интернет-компанию Sitewerks за сумму, которую я думал и за всю жизнь не заработаю.

Чтобы отметить это, я купил на Капитолийском холме четырехэтажный дом в стиле рубежа веков с площадью 3600 квадратных футов (335 кв.м). Также в исступлении потребления я купил совершенно новый секционный диван (первый в моей жизни), пару солнечных очков за $300, тонну гаджетов, даже первый переносной музыкальный плеер, а еще пятидисковый CD-плеер. И, конечно, черный Volvo с турбонаддувом и дистанционным зажиганием!

Я упорно работал на Bowne —  новую материнскую компанию Sitewerks, так что времени закончить все свои начинания с домом у меня просто не хватало. Так что я нанял парня по имени Севен, который уверял, что работал ассистентом у Кортни Лав, чтобы он был моим личным шоппером. Он ездил по магазинам мебели, бытовой техники и электроники и фотографировал на Полароид все вещи, которые по его мнению должны были мне понравиться в качестве обстановки моего дома. Я перебирал фотографии и занимался виртуальным шоппингом.

Мой успех и пришедшие с ним деньги быстро приелись и стали из новинки нормой. Скоро все это мне наскучило. Новый мобильник совсем не вызывал во мне удовлетворения или каких-либо эмоций. Совсем скоро я начал задаваться вопросом, почему теоретически моя жизнь стала лучше, но я совсем не чувствую никаких улучшений, а стал куда более нервным, чем раньше.

Моя жизнь была неоправданно сложной. У меня появились газоны, которые надо косить, желоба в доме, которые нужно чистить, полы, которые надо регулярно пылесосить, соседи по комнате, с которыми приходилось общаться (мне казалось глупым жить в огромном пустом доме), автомобиль, который нужно было страховать, мыть, заправлять, чинить, разбираться с регистрацией и техническим обслуживанием, плюс еще и работать. Ко всему прочему мне нужно было придумывать работу для Севена. Нет ну правда — личный шоппер? Да кем я стал? Мой дом и мои вещи стали моими руководителями на должности, о которой я никогда не просил.

И все становилось только хуже. Вскоре после продажи нашей компании я переехал на восток, чтобы начать работу в нью-йоркском офисе Bowne, там я арендовал квартиру в 1900 квадратных футов (177 кв.м.), которая стала моей базой технического предпринимателя. В новое место потребовалась мебель, посуда, электроника и прочее — опять куча времени на покупку и обстановку.

И потому что эта квартира была огромной, я чувствовал себя обязанным завести соседей по комнате, на это тоже потребовалось время, энергия, усилия. Я все еще владел домом в Сиэтле, так что на моем попечении оказалось два дома. Когда я решил остаться в Нью-Йорке, мне потребовалось целое состояние и бесчисленное количество перелетов, чтобы избавиться от сиэтловского дома и всего его содержимого.

Я везунчик, это ясно; не каждый нарывается на золотую жилу в виде технического страт-апа. Но я не единственный, чью жизнь испортила чрезмерная материальность.

В опубликованном в прошлом году исследовании под названием «Жизнь в доме 21-го века» исследователи из Калифорнийского Университета изучили быт 32 семей среднего класса из Лос-Анджелеса и обнаружили, что больше всего гормонов стресса у матерей вырабатывалось в то время, когда им приходилось разбираться с материальным имуществом. 75 процентов участвовавших в исследовании семей не могли парковать автомобили в свои гаражи, потому что те были слишком забиты вещами.

Наша любовь к вещам затрагивает почти каждый аспект жизни. Размер дома, например, за последние 60 лет существенно вырос. Средний размер американского дома в 1950 году составлял 983 квадратных фута, к 2011 году средний размер дома равнялся 2480 квадратных футам. И эти цифры еще не дают полной квартиры. В 1950 году в среднем в одном доме жило 3.37 человека, в 2011 это число сократилось до 2.6. Это означает, что количество свободного места на одного человек выросло в три раза за 60 лет.

Видимо, наши огромные дома должны обеспечивать достаточное пространство для всех наших вещей, о чем и свидетельствует 22-миллионная индустрия личного хранения.

Что же мы храним в тех коробках, что таскаем с собой с квартиры на квартиру? Большая часть покупаемых американцами вещей даже не хранится на полках или в коробках, просто валяется в доме как хлам.

Совет по Охране Природных ресурсов сообщает, что 40% покупаемых американцами продуктов выбрасывается в мусор.

Огромный уровень потребление влечет за собой глобальные, экологические и социальные последствия. За 335 месяцев потребления средняя температура на Земле превысила среднюю температуру за 20 век. Как поясняется в последнем докладе в Конгрессе, температура растет, океаны окисляются, ледники тают в результате человеческой деятельности. Многие эксперты утверждают, что потребительство и все с ним связанное — от добычи ресурсов до производства и утилизации — играет огромную роль в подталкивании нашей планеты к трагической грани. Как мы уже убедились на примере пекинского смога, многие недорогие продукты мы получаем ценой дешевой эксплуатируемой рабочей силы и попустительством к соблюдению экологических норм.

Разве бесконечное потребление приводит к постоянному росту счастья в мире?

В последнем исследовании психолог из Северо-Западного университета Гален В. Боденхаузен связал потребление с аномальным антиобщественным поведением. Профессор Боденхаузен обнаружил, что «Независимо от личности, в ситуациях, активирующих потребительский склад ума, люди демонстрируют те же виды проблемных моделей благополучия, включая негативные эмоции и социальное разобщение». Хотя активность американских потребителей стабильно росла с 1950-х, уровень счастья оставался неизменным.

Я не знал, что гаджеты, которые я скапливал на своем чердаке, были частью аномального или антиобщественного поведения в течение первых дней моей жизни в Сохо. Я просто жил, начинал новые старт-апы, которые никогда и не работали, когда я повстречал Ольгу, красавицу с Андорры, и пропал не на шутку. Так и развалились мои отношения с вещами.

Я поехал за ней в Барселону, когда закончилась ее виза, мы жили в крошечной квартире, полностью удовлетворенные, в любви, пока не осознали, что в Испании нас ничто не удерживает. Мы взяли с собой немного одежды, бытовой химии и пару ноутбуков, и отправились в дорогу. Мы жили в Бангкоке, Буэнос-Айресе, Торонто и останавливали с десятках мест между ними.

Я компульсивный предприниматель, постоянно работал, начинал новые проекты из офиса, который помещался в моем рюкзаке с солнечной батареей. Я создал несколько благотворительных компаний, например We Are Happy и Serve You, которая занимается изготовлением керамической версии кофейной чашки в стиле New York City Anthora, или TreeHugger.com — блог об экологическом дизайне, который я позже продал компании Discovery Communications. Моя жизнь была полна любви и работы, которая мне нравилась.  Я чувствовал себя свободным, я не скучал по автомобилю, гаджетам или дому, наоборот — я ощущал, что уволился с бесперспективной работы.

В итоге наши отношения с Ольгой закончились, однако моя жизнь не стала прежней и никогда таковой не станет. Я теперь обхожусь меньшим и больше путешествую. У меня больше времени и денег. Помимо моей привычки к путешествиям, которую я стараюсь держать в узде, минимизируя путешествия и сочетая поездки и приобретение углеродных зачётов. От того, что мой карбоновый след на земле стал куда меньше, чем раньше, когда я жил своей жизнью гиперпотребления, я чувствую себя лучше.

Интуитивно мы понимаем, что лучшая вещь в жизни вовсе и не вещь, и что отношения, опыт, значимая работа — вот главные столпы счастливой жизни.

Я люблю материальные блага также, как и все. Я изучал дизайн продукта в школе. Я обожаю гаджеты, одежду, всякие штуки. Но согласно моему опыту, в определенный момент материальные объекты вытесняют те эмоциональные потребности, которые они должны удовлетворять.

Я бы не променял ни на одну из своих вещей те прогулки по улочкам Бангкока вместе с Ольгой. Часто материальное занимает не только физическое, но и ментальное пространство.

Я все еще серийный предприниматель, моя последняя разработка — создание тщательно продуманных домов, которые помогают нам жить не в привычном нам смысле. Как и та 420-футовая студия, в которой я живу, проектируемые мной дома требуют меньше вещей, в них проще жить, и это помогает их хозяевам сократить свой карбоновый след. В моей квартире с комфортом могут спать четверо, я часто устраиваю ужины для двенадцати человек.

Мое жизненное пространство отлично обустроено, доступно и функционально также, как квартиры в два раза большие по размеру. Я автор проекта TreeHugger.com, так что я лучше сплю, осознавая, что не использую больше ресурсов, чем мне требуется. Я владею меньшим — но я куда больше счастлив.

У меня маленькая квартира. И большая жизнь.

Читайте ранее:
Прокрастинируют все
Прокрастинируют все!

Прокрастинация — очень распространенное явление, выражается она в неосознанном оттягивании и откладывании неприятного для вас дела. И главное — прокрастинируют...

Закрыть