Officeless Life

Чему я научился, отказавшись от полного рабочего дня

Цифровой путешественник

Якоб Лаукатис рассказал о том, как кочевая жизнь сделала его лучше.

Мои бабушка с дедушкой родились и выросли в Советском Союзе, и верили в очень простую идею успеха. Нужно было найти одну работу и работать на ней до конца жизни. Для них это было идеалом, потому что позволяло оставаться внутри своей зоны комфорта.

Они хотели, чтобы их жизнь была простой и предсказуемой: пойти в офис в 9 утра, заниматься чем-то весь день под чужим присмотром, а затем уйти в пять вечера.

Два поколения и несколько десятков лет спустя многое изменилось. Я ненавижу, когда все просто и предсказуемо. Мне не нравятся офисы. Я не хочу, чтобы за мной постоянно наблюдали. Мне нравится быть вне моей зоны комфорта.

Однако меньше чем 50 лет назад компаниям нужно было собирать сотрудников в одном месте, чтобы получать должный уровень промышленного производства. Но сегодня они начали понимать, что сотрудники должны давать результат, и при этом не важно, когда и где они работают.

В результате появился целый новый класс сотрудников: людей, чья работа совсем не зависит ни от времени, ни от места. Цифровой кочевники живут путешествуя и при этом работают, они берут заказы по фрилансу с Бали, ведут собственное дело из Барселоны или работают на фирму в Сан-Франциско из Сингапура.

И таких людей тысячи по всему миру. И я не могу представить себе другой жизни.

И это становится все более очевидным, ведь проведенное в офисе время не связано с производительностью. Один сотрудник может сделать за четыре часа то, на что обычно уходит восемь. Некоторые люди хорошо работают по утрам, другие показывают лучшее время вечером.  Одним нравится работать в офисе, вторым не очень.

Я соучредитель  ChameleonJohn.com, и мы сами поощряем сотрудников работать вне офиса. Нас ужасно смущает, когда у нас отпрашиваются на выпускной друга или на день рождения матери. Ведь пока люди дают хорошие результаты, они могут делать все, что им заблагорассудится.

С поверхностной точки зрения может показаться, что  цифровые кочевники ужасные рабочие. Их постоянно где-то носит,  до них с первой попытки не дозвонишься. (Потому что никто не берет с собой телефон на дайвинг или серфинг).

Но как бы безумно это не звучало, я бы поспорил, что они плохие работники.

Люди становятся куда счастливее, когда живут, где хотят, и делают то, что им нравится. Цифровой кочевник сам строит свою жизнь как хочет. Если вам нравится серфинг, вы можете поехать к морю, если вы любите мотопутешествия, то можете отправиться в шестинедельное путешествие через Вьетнам.

Прекрасный пример компании, которая успешно сотрудничает с сотнями рабочих по удаленке — MySQL. Я немало говорил с их генеральным директором Мартеном Микосом, который продал компанию за миллиард долларов в 2008 году. На пике роста в компании работало 500 человек из 36 стран, и при этом у нее не было единого общего офиса. И он сказал мне:

-Очень легко изображать занятость в офисе, ходить на планерки, отвечать на электронку и пить кофе. Но когда вы работаете удаленно, вас всегда будут спрашивать только об одном: где результаты.  И дело не только в этом, если нанимать людей только из Бэй, то у вас нет шанса нанять самых талантливых людей по всему свету. Теперь можно нанимать людей буквально их любой части света. И на аренде офисов экономятся тысячи.

Чем счастливее ваши сотрудники, тем больше они будут любить свою работу, более новаторски будут подходить к делу, и лучше будут относиться к вашим пользователям или клиентам. Неоспоримая причинно-следственная связь — это неизбежно приведет компанию к лучшим продажам и большим доходам.

Без определенного места жительства

Я вот уже два года веду жизнь цифрового кочевника. За это время я успел побывать в 25 странах. Я проехал на мотоцикле через Таиланд и Филиппины, взобрался на активный вулкан в Индонезии, научился серфингу, получил лицензию глубоководного дайвера на островах Гили, открывал для себя новые культуры, встречал тысячки замечательных людей.

И все это время все мои вещи умещались в одном небольшом рюкзаке. (Кстати, именно с этим рюкзаком я ходил в школу).

Наше общество одержимо идеей «обладания». Одна цитата Дейва Рамси идеально описывает это явление:

— Люди покупают вещи, которые им не нужны на деньги, которых у них нет, чтобы впечатлить людей, которые им не нравятся.

Но я обнаружил,  что владеть вещами просто непрактично: нужно о них заботиться, они привязывают вас к одному месту, и все это порой куда дороже, чем просто аренда.

Последние два года у меня не было определенного места жительства, потому что я редко жил дольше месяца в одной стране. Это значит, что я легко могу поехать куда только вздумается. Могу махнуть из Таиланда в Японию, потом в Индонезию, и не тратить месяцы на распродажу моих вещей и на то, чтобы сдать квартиру.

Я просто покупаю билет на самолет и лечу.

Сама идея цифрового кочевничества сочетается с меняющейся концепцией отношения к собственности. Такие компании как AirBnb (съем домов или комнат на короткий срок), Vinted (продажа и обмен ношеной одежды), RelayRides (равноценный обмен автомобилей) становятся все более популярными. И у них масса преимуществ: от удобства для пользователей до снижения общего уровня выброса углекислого газа.

Тысяча перспектив.

После каждого из моих приключений у меня остается масса мыслей по поводу того, что я увидел и чему научился. В Японии я научился ценить самоотверженность и стал внимательнее относиться к тому, чтобы другим было комфортно рядом со мной. В Мьянме я узнал, что счастье никоим образом не зависит от денег в вашем кармане. Во Вьетнаме я понял важность семьи.

Весь этот опыт несомненно изменит мое отношение не только к жизни, но и станет основой для профессионального мышления.  Новый опыт помогает мне увидеть возможности вне Запада и создавать продукты для нуждающихся в них сообществ.

Например, я знаю, что Индонезия занимает четвертое место по численности населения на планете с ее 250 миллионами человек. Но эти люди живут на 17 000 островах, и потому очень трудно распространять продукты всему населению. В Мьянме я обнаружил весьма обширный  потенциальный рынок с 65 миллионами людей. Интернет тут очень медленный, общественного транспорта почти нет. Страна готова к большим инновациями после десятков лет угнетения военной хунтой.

Цифровое кочевничество потенциально может сделать мир более компактным, приблизить к нему цифровые инновации.

Нужный момент никогда не настанет

Стив Джобс сказал однажды:

— Мысль о скорой смерти — лучший способ лишиться всех иллюзий, о том, что вам есть, что терять. У вас нет причины не идти за своим сердцем.

Я пользуюсь этим руководящим принципом для принятия жизненных решений. Вот чему я стал кочевником.

Если вы когда-нибудь мечтали исследовать мир, то самое время пуститься в путь, и ради этого не потребуется жертвовать своей карьерой. Тысячи людей готовы помочь вам, найдется масса способов заработать на жизнь, а вас ждут бесчисленное множестве вещей, мест и впечатлений.

Добавить комментарий